0_nata_ly

Categories:

Поездка в Китай. Часть 2.

слева направо: "моя Надя приехала", какая-то баба, наш муж, Таня, я в соломенной шляпке и мой юный фаворит с .другого конца стола.
слева направо: "моя Надя приехала", какая-то баба, наш муж, Таня, я в соломенной шляпке и мой юный фаворит с .другого конца стола.

Когда мы наконец добрались до нашего номера, выяснилось, что с нами живет руководительница соседней группы.  В кокетливом розовом халатике, слегка прикрывающем ее  мощный зад, бегала она по номеру и искала, чего бы сожрать на ночь. Во втором часу, между прочим! Нашла пакетик орешков и сгрызла ее - после рульки. И начала нагнетать!

- Слушай - сказала она мне, пока Танька пошла в душ - а где муж? Это Китай все-таки! Мало ли что с ним может случиться? Может в полицию пойти?

- Ага, разбежалась, - сказала Таня, высунув из душа мокрую голову. - Я только оттуда. Нельзя, знаешь ли, злоупотреблять! Восточное гостеприимство - вещь хорошая, но в подвал под абрикосами вообще неохота.  От слова "совсем".

- А вдруг с ним что-нибудь случилось? Знаешь, какая тут преступность! Не хочу тебя пугать,  но может случиться все, что угодно! Вот в прошлом году труп нашли, представляешь? Прямо на заднем дворе ресторана! - закатила она глаза. 

"Рульки надо было меньше на ночь жрать при жизни трупу-то" - цинично подумала я, а Таня в полотенце выползла из душа и отмахнулась от руководительницы.

- Значит, завтра на опознание и пойдем, ежели найдут. Сегодня-то чего суетиться? Я после сауны, между прочим.

- А чего ты в душ полезла после сауны - не удержалась я. 

- А я в сауну не мыться хожу! Дура. - и Таня заползла в кровать.

Мне что, больше всех надо, по Суйфуньхэ чужого мужа искать? За своим я, может, и сбегала бы, он морально неустойчивый, как выяснилось, а Танька пусть сама переживает. Но судя по сопению и нежной девичьей улыбке,  она вообще не переживала! Она спала. 

Переживала руководительница. Она всю ночь вставала, пила воду, что-то грызла и выглядывала в окна. Одно из окон было как раз рядом с моей кроватью, и я всю ночь лицезрела ее задницу - у меня очень чуткий сон. Не сказать, чтобы это зрелище прибавило мне бодрости. и проснулась я злая.

Часам к семи в комнату приполз Танин муж. Явно после веселых приключений - под глазом у него наливался синяк, а в куках он держал свои передние зубы. Чувак явно неплохо провел время!

- За правое дело хоть бился? - спросила я, пока Таня привычным жестом ставила ему зубы на место и чем-то мазала синяк.

- А то! - ответил он и сказал - Отвалите, ок? Мне бы поспать.

- С кем это он? - тихо спросила я Таню, которая заботлива укрыла своего рыцаря пледом.

- Да с камазистами, как обычно. У нас всегда так - то он их, то они его... Пошли завтракать. Мы ушли. С Таниным мужем осталась руководительница - она хотела быть для него родной матерью, а Таня не возражала. Тюрьма сделала из нее человека. 

Из ресторана, где мы накануне вечером славно праздновали визит в город- побратим, нас не пустили. "Наш рыжий половой", увидев нас, и особенно - Лену (она ночевала в соседнем номере, кажется, как раз с каким-то камазистом, чрезвычайно сексуальная особь, как выяснилось, куда там Волочковой )  - расставив руки, встал в проеме входной двери: "Не работаем! Мы не работаем!" - орал он.

 Господи, ну не работаете и не работаете, чего орать? Целый же ресторан. В 1995-ом году после Таниного визита в ночной клуб "Зеленая лампа" он вообще сгорел, и ничего. А тут всего-то именинник   с ананасом в заднем проходе и месячного запаса алкоголя как не бывало. О чем вообще говорить? И мы пошли в "Черную Розу".

Вы поймите меня правильно, мои дорогие подписчики. Дело в том, что я практически не пью. Объективно - бокал-другой белого сухого вина на праздники, рюмку коньяку и лимон с устатку, и бутылочку брюта с друзьями-подругами под настроение.    И только, когда мы встречаемся с Таней, меня обуревает жажда. 

А у Тани в организме есть специальный фермент.  Он у нее с детства. Как у индейцев и чукчей, только наоборот. У тех алкоголь в крови не расщепляется, поэтому они моментально подсаживаются на это дело и вымирают целыми стойбищами. А у Тани, наоборот,  он расщепляется еще в пищеводе, до того, как в желудок попал. И она не пьянеет вообще. И у меня рядом с ней точно такой же третий глаз открывается. Поэтому выпить мы можем много и качественно, и нам ничего не будет.

 А бутылочка водки в Китае тогда стоила один юань. Семь рублей. Ну грех не выкушать ящичек, согласитесь, да под утку по-пекински? Это с Юлей   мы пили там красное вино с клубникой и выбрасывали нудных старушек в окна - они называли нас шалавами, а у меня было плохое настроение, нас на границе держали часов шесть или семь. А с Таней варианты с вином - красным там, белым или розовым - не проходят вообще. Самогон, чистый, как слеза - вот тот напиток, который она предпочитает в любое время дня. Кто я такая, чтобы не пить? Все загнутся, а я на брусьях? Не пойдет. Во мне очень развито коллективное начало.

В общем, пошли мы в "Черную Розу". Там был шведский стол - с семи утра до двух часов дня. Отдаешь 10 юаней, то бишь 70 рублей, и понеслось! Поднялись мы на второй этаж этого чудного заведения и присели за столик на троих. К нам подошел официант - зачем, я не знаю, там самообслуживание, но вот подошел. 

Видать, Лена сделала ему какой-то знак, а не родился еще официант, который не подошел бы к Лене, когда она делает ему знак. Наверняка вчерашнему камазисту, с которым она делила ложе, она тоже сделала какой-то знак, но о случайных связях в Китае мы поговорим потом. Сегодня я веду речь не о прелюбодеянии, а о чревоугодии. Мы приехали туда грешить, кто как может! Я вообще возжелала жену ближнего своего - Таньку. Пока ее муж спит.... 

- Давай-как нам сюда, дружочек, водочки бутылочек шесть! - проникновенно глядя на официанта, сказала Лена.

- Скока? - выпучил он глаза. Действительно....

- Действительно - поддержала его Таня, - Какие шесть бутылочек, Лен? Долюбленная ты наша...Неси восемь, пацан! Чего тебе два раза бегать?

- Не многовато? - вылезла я со своими принципами, - Осилим, думаешь? 

- Наташ, восемь утра. Неужели до двух не справимся? - лучезарно улыбнулась Таня и пошла за закуской.

- А вам чего? - посмотрел на меня официант. Я, видите ли, с утра успела забежать к цирюльнику, мне там помыли голову и уложили волосы. Я произвела на него хорошее впечатление.

- Самовар и ситного полпуда. И калач! - пробурчала я и тоже пошла за закусками. Там лежали малюсенькие жареные горячие креветки в сырном соусе, которые прекрасно идут под холодную водку! Как известно, приличные люди употребляют закуски горячие....А мы - люди приличные!

 И тут в заведение, покачиваясь, вошла наша Надя. С которой мы ходили на массаж. Ну та самая, которая "Моя Надя приехала!" На это раз она была еще без своего Митюнечки. "А я ей говорю - Наденька!" "А она мне - Митюнечка!" Ну это другая история... 

Так вот,  в заведение вошла наша Надя....Покачиваясь. Увидев ее, мы несколько удивились. Дело в том, что "наша Надя" не пьет. Надю вообще Таня с собой взяла, чтобы выгулять на свободе - она ее приручила и поэтому отвечала за нее. И когда Надя накануне скрылась в совершенно неизвестном направлении, Таня переживала за нее значительно больше, чем за мужа, ибо муж - человек проверенный (из той самой серии: "Ульяна Андреевна, я царствовал! Но вам не изменил. Меня царицей соблазняли, но не поддался я! Клянусь!"), а Надя - хрен ее знает. 

А Таня должна была через три дня вернуть ее мужу в целости и сохранности. Он и так ее с трудом с нами отпустил, и то только потому, что у меня внешность обманчива. Мы когда в десятом классе учились, меня девчонки просили к ним домой ходить и у мамаш их отпрашивать, потому что" у тебя, Наташа, такое лицо, что тебе верить сразу хочется". Сначала мне верили, а потом все время били....Как того Шуру с рыжими кудрями.

 Тридцать пять лет, прошло, ничего не поменялось! Ну разве что не бьют меня теперь уже. Меня и сейчас просят отпросить их у мамаш, только теперь уже подружки дочек. И мужья подруг еще. Я всех отпрашиваю, потому что свобода - это осознанная необходимость, и нечего людей при себе держать. Пусть летают!  

Я даже думаю, что если бы ко мне пришла коллега мужа и "отпросила" его в командировку, я бы отпустила, ибо он не в тюрьме все-таки. Но вместо этого она блокирует меня в вотсапе и социальных сетях, странная женщина. Да и ладно. Со мной лучше дружить, я это всегда говорила. Не верит - не надо. Речь вообще не об этом.

Оказалось, ситуация произошла следующая. "Моя Надя приехала" в автобусе, пока все порядочные люди пили и братались с национальными кадрами из Еревана, а также душевно угощали мусульман свининой (ели они как миленькие, только отворачивались от окон со словами: «Чтобы Аллах не увидел»),   подружилась с какой-то девушкой, у которой, как и у меня, была обманчивая внешность. Со стороны она выглядела ангелом, а в планах у нее, как потом оказалось, был грубый секс с камазистами. Но Наде она об этом ничего не говорила.  

В общем, они пошли ужинать в "Аню-Соню". Без нас, потому что им хотелось поговорить о своем, о девичьем, а мы не давали, ибо ржали как кони, бегали по тюрьмам, менялись жетонами с полицейскими и отмечали чей-то день рождения с "нашим рыжим половым". В шапочках с усиками и красных париках. Где-то было фото, найду — выложу.

В "Ане-Соне" к нашим дамам за столик присели камазисты, которые тоже желали культурно отдохнуть и пообщаться с приличными женщинами. И один из них положил глаз на ту самую девушку. Наша Надя из приличной семьи, жила с приличным мужем (то, что он подлая свинья, выяснилось значительно позже) и относилась к категории женщин, которые "умри, но не давай поцелуя без любви".  А девушка была совсем из другой категории. Поэтому к ухаживаниям - назовем это так - камазистов они отнеслись принципиально по-разному. 

Наверно, слово "ухаживание" тут не очень подходит, но я не знаю, как это называется - когда мужчина заказывает шампанского, наливает в фужеры с благородным напитком водку, в качестве закуски использует корочку хлеба и сует холодные рабочие  руки непосредственно в декольте  этому нежному ангелу, со словами "Вы привлекательны. я чертовски привлекателен, чего время терять?", а нежное создание радостно хихикает.  Я сама, скажу вам честно, в таких ситуациях не бывала даже в юности.

 Кстати, отвлекусь. Еще работая в милиции в девяностых, как-то во время застолья возникла у нас с оперативниками дискуссия. Точнее, я, хлопнув с ними по пийсят на дежурных сутках, во время передышки между выездами, начала слушать комплименты о том, какая я красивая да какая умная. Слушала-слушала, и спросила - а чего ж, ежели я так прекрасна и умна, бегаете вы, паразиты, совсем за другими бабами?

 Мне просто было интересно, ибо, скажу честно, особым успехом у мужчин я отродясь не пользовалась. Смотреть - смотрели, стишата пописывали, танцевать приглашали, цветы дарили,  а вот чтоб в декольте руку засунуть - не было такого. Не то чтобы я об этом мечтала, просто было интересно - почему всем суют, а мне нет? Что за изъян во мне такой странный? 

  - Понимаешь. Наташа, - с надрывам сказал мне эксперт-криминалист Миша, - тебя ж надо в театры водить, в кино там концептуальное, разговаривать с тобой и бриться. А тут водку открыл, огурец соленый дал, и твоя....

Вот оно что, Михалыч! Домой я пришла задумчивая и, по своему обыкновению, сразу вывалила все на голову своему несчастном мужу (или, может тогда еще не мужу, не помню уже за давностью лет. В полиции я работала с 1993 по 1998, а поженились мы в 1995. Представляешь. говорю, неправильно я живу! Водку в кустах не пью и огурцами не закусываю! Поэтому в наших кругах мнение обо мне самое что ни на есть нелицеприятное! Какой пласт жизни проходит мимо меня, Рома! Рома. помню, очень сочувствовал и совал руки мне в декольте в качестве утешения. Успокаивал как мог! 

Так вот, наша Надя. возмущенная до глубины души, начала призывать камазистов к порядку. Она ступенчато разъясняла им. как именно нужно ухаживать за женщиной, чтобы произвести на нее впечатление. Она предлагала заказать ее подруге корзину роз и пригласит саксофониста, чтобы под приятную тихую музыку камазисты могли рассказать, чем именно она привлекла их мужественные сердца. Она предлагала им некоторые стихотворения, которые они могли бы прочитать непосредственно под шампанское. Ну и так далее.   

Кончилось все тем, что кто-то из этой компании, которая желала слиться в экстазе, а не саксофон слушать, налила Наде в шампанское клофелину, и наша наивная и романтичная подруга уснула лицом с десерте. Вот там до утра она и спала, пока камазисты и девушка с глазами оленя предавались где-то плотским утехам. Таня закатывалась так, что опять прибежал официант с вопросам, не надо ли белой госпоже чего-нибудь. 

"Клофелин есть у вас?" - спросила Таня. Пацан отпрыгнул и убежал. Завтрак продолжался! Надя поведала нам, что она разочарована в женщинах, в мужчинах и в союзах мужчин и женщин. Ей невыносимо жить в обществе, в котором человеку в ответ на его аргументы, вместо того, чтобы парировать,  подливают в шампанское клофелин. Мы с ней соглашались. 

Таня кивала и закусывала мясом в кисло-сладком соусе. Я делала то же самое, а Надька старадала и хотела в гостиницу. Забыться тяжелым сном. Сидели мы ровно до двух - пока "шведский стол" не закончился. Оттуда мы пошли на массаж. Как это массаж происходил, как Таня спрашивала пацаненка, доставшегося Наде: "Слышь, пацан...Мать-то знает, чем ты здесь занимаешься?" я уже описывала и повторяться не буду. Или я не здесь это описывала? Ладно, потом отдельно расскажу, это ж долго...

 Оттуда мы зашли погадать, и наслушались о себе такого, что застыдилась даже я. Если бы сбылось хотя бы треть того, что мне посулила за два юаня худосочная китаянка. я уже давно сначала "любила португальца, потом ушла с малайцем, а потом в притонах Сан-Франциско лиловый негр мне бы подавал манто". А я во Владивостоке сижу  и регулярно хожу в присутствие. Кто там только мне манто не подает, но обещанного лилового негра как не был, так и нет. 

Еще мне посулили большую любовь ближе к пятидесяти. Вот жду. Вместе с Ромой. Не одной же ждать, правильно? 

А вечером мы пошли в ресторан. Сначала Лена, вырвавшись из крепких мужских объятий, прискакала к нам в номер и закричала: "Девочки, я все купила!" Танин муж продолжал спать с подорожником под глазом, Надя страдала на кровати в углу, толстая руководительница соседней группы где-то шопилась, и покупку оценили только мы - Лена развернула у нас под носом здоровенную упаковку презервативов.

 "Еле нашла размер нормальный, тут же все маленькое!" Мы с Таней печально переглянулись - вечер обещал быть томным. 

"Наташ, тебе сколько дать?" - душевно спросила Лена.

 "Мне нисколько, я после ужина спать пойду". 

"В смысле - спать? Нас же мужики в ресторане ждут! Тебе что, мужик ночью не нужен?" - удивилась Лена.

 "Нет" - лаконично ответила я. Камазистов мне еще не хватало. для коллекции! Ими же даже подружкам не похвастаешься. засмеют! Вы б видели моих подружек.... 

Лена  выпучилась на меня с таким неприязненным удивлением, будто я призналась. что тайно сморкаюсь в шторы в  изысканных гостиных друзей. "Ну, с тобой все ясно. Вообще непонятно, чего ты сюда ехала. Тань, а тебе? Давай пополам!" - явно Ленка рассчитывала на оргию. Чтобы было потом о чем на работе бабам рассказать!

 "Я с мужем тут, Лена! - задушевно ответила ей Таня. - Мне презервативы вообще без надобности!"

 "Ладно, с вами все понятно. - Ленка затолкала резиновые изделия в сумку, - Короче, я пошла, столик нормальный займу, а вы подтягивайтесь. Меня там уже ждут! Три человека!" - победно заявила она, и мы скорчили завистливые морды....Лена ушла. 

Лена ушла и унесла презервативы и нам сразу стало скучно. Муж Тани с подорожником на лице продолжал спать, Надя тихо страдала в углу от несовершенства бытия, а мы раздумывали, куда пойти ужинать - в ресторан, где Лена царит среди камазистов или в какое-нибудь тихое место, которое требуется шевельнуть.

- Наташа, пошли к Ленке - наконец сказала Таня. - Что-то я опасаюсь, что эта стахановка не остановится, пока резиновые изделия не закончатся. Ты видела ее горящие глаза? Нам, между прочим, послезавтра домой ехать. Не знаю, как ты, а я на себе это 1501 кг секса тащить не желаю!

Я не желала тем более. Я вообще предпочитаю, чтобы у дам после любовных утех все-таки оставались силы самостоятельно передвигаться. Я почему-то сразу вспомнила седьмой сезон "Отчаянных домохозяек", когда рыжей красотке Бри после очередной бурной ночи с любовником на пятнадцать лет ее моложе подружки показывали большой огурец, а она просила: "Умоляю, уберите его!" Вот до чего безудержный секс может довести! Салат сделать невозможно без моральной травмы...

- Пошли, - согласилась я. - Но учти, если ее опять понесет в разные стороны, я за себя не отвечаю!

- Я за тебя отвечаю, - пробурчала Таня, и я успокоилась. Она слов на ветер не бросает и голову не теряет никогда. В отличие от некоторых. Тем более муж ее все-таки поблизости, а он человек серьезный. Как Кадыров.  

Даже если моя подруга вдруг, гипотетически, потеряет голову, он ее найдет и нахлобучит обратно туда, куда следует. И вобьет ей в темечко железный штырь, чтобы этот круглый предмет на ее плечах крепче держался. Даже спящий, ее муж нас дисциплинировал.

 Это не мой Рома, который будет с любопытством наблюдать, чем это все закончится, и хихикать в кулак. Это человек со стальной волей и такими же руками быстро призовет к порядку всех. Ну, может, кроме Лены.Ну так не родился еще тот....

Ресторан был недалеко, и уже через десять минут мы оказались в этом гнездилище порка. Ну чего-то подобного я примерно и ожидала.

В центре стоял большой стол, за которым угнездилась наша большая подруга с сумкой. Я поражаюсь хозяйственности некоторых дам - она принесла в ресторан свои салаты, которые мы не доели в автобусе! Мама дорогая.... Оливье и русский холодец из телятины стояли в китайском городе Суйфуньхэ, как будто люди собрались отметить Новый год в добрых старых традициях! Явно лягушачьи лапки и жуки в кляре не внушали нашей любвеобильной приятельнице доверия.

Вокруг нее, как в "Унесенных ветром" вокруг Скарлетт, толпились самые разные мужчины. Я с перепугу даже сосчитать их сразу не смогла, и даже подумала, что у меня в глазах двоится, а может, и троится - все-таки, говорят, водка в Китае некачественная, хотя лично я этого не заметила. Но ведь радиацию тоже не замечаешь, а потом бац - третья рука выросла! Вот что на Украине поколение, подросшее после Чернобыля, творит! Мозг прям через уши выливается....

Мы присели, вежливо поздоровавшись с царицей бала и ее клевертами. Вокруг было спокойно - в дальнем углу за столиком ворковала какая-то молодая пара, по бокам сидели две компании не особо молодых людей, два в дугу пьяных гражданина Российской Федерации, уложив точеные профили в салат из одуванчиков, дремали за соседним столиком, а вот люди напротив нас, четверо крепких мужиков, доверия как-то не внушали. Впоследствии оказалось, что это правильно, и в людях я разбираюсь неплохо, но поняли мы это не сразу.

И начался пир! Ну все как обычно - рекой в широкие рты Лениных фаворитов лились крепкие спиртные напитки, туда же отправлялись блины на лопате, Лена, подкладывая им залитую майонезом колбасу, приговаривала: "Кушайте, мальчики, у вас еще много работы сегодня!", а мы с Таней пили кофе и понимающе переглядывались. 

Кто-то сослепу потянул к моей морально устойчивой подруге шаловливые руки и получил по голове десертной ложкой. "Угомонись, добрый человек", - вежливо попросила она, как Крысобой будущего Бога-сына. Ко мне никто ничего не тянул - на фоне Лены я меркла, как светлячок возле керосиновой лампы с длинным фитилем.

Откуда прилетела первая пустая бутылка, я не заметила, но уверена, что от тех самых четверых танкистов без собаки. Попала она в спину одного из камазистов. Для дальнейшей дискуссии этого было достаточно.

Мой словарь ненормативной лексики, скажу я вам, после этого ужина существенно обогатился. Половину выражений я вообще никогда не слышала, и даже не знала, что такие цветистые обороты существуют. Я в какой-то исторической прозе читала, что когда на гитлеровцев во время войны наступали ребятишки из штрафбатов, которые предпочли воевать, а не сидеть по зонам, примерно вот такие же лозунги они и выкрикивали. Им это ближе, нежели: "За Родину, за Сталина, считайте меня коммунистом!" Поэтому затоптанные солдаты Третьего Рейха меня вообще не удивляют. Куда им.....

В общем, пока камазисты и их оппоненты глаголом жгли сердца людей, Лена собирала в сумку еду, отчетливо понимая, что мы чужие на этом празднике жизни. Больше всего мне в ней нравится вот эта домовитость - я бы догадалась прихватить бутылку с вином, салфетки - не терплю грязные руки - и маленькую ложечку. У меня всегда в ридикюле лежит маленькая ложечка - на всякий случай.

 Незаменимая, скажу я вам, вещь! И сахар в чае можно размешать, и в глаз оппоненту ткнуть во время философского спора, и дверь открыть...А Ленка завсегда о пропитании беспокоится! Поэтому мужчины ее так любят. Она прокладывает извилистый путь к их сердцам через желудки! Ну и себя не забывает, луноликая наша....

Когда у мужчин закончились аргументы, в ход пошла мебель. Получилось так, что наш стол стоял на линии огня. Слева сидела Лена, справа мы, а оппоненты бросались друг в друга стульями. Мы умудрялись уворачиваться, приподняв стол и быстро передвигая его таким образом, чтобы стулья ни на него, ни на нас не падали. Мы пригибались уже как-то машинально - все-таки мы с Таней прожили долгую трудную жизнь, а я еще и учителем в школе работала. 

Пригибаться и быстро уходить от ударов я научилась с юности - от стульев, от бумажных пулек из трубочек, от ботинок детишек, от картошки в трудовом лагере и так далее. А вот романтической парочке в углу не повезло. У них не было жизненных навыков! Странно, вроде в России живут. Впрочем, это поколение пепси пороха не нюхало, им бы тату наколачивать на щиколотках да реп читать. Толку в сложных ситуациях, как от козла молока. Максимум, что они могут - пост в Инстаграмм выложить. И тут их стулом....

В общем, романтичной девушке прилетело с размаху. Она упала на пол и там замерла. Таня, как истинная дочь своей страны, поползла под огнем к ней делать искусственное дыхание, пока парень хлопал глазами. Она делала девахе водочные компрессы, пока ей не полегчало. Живая - и хорошо. Пацан поволок ее подальше с поля боя.

Битва закончилась так же, внезапно, как и началось. Победили танкисты - у них под руками оказалось больше стульев. Лена, естественно, досталась победителям - прихватив с собой сумку с припасами и послав нам воздушный поцелуй, она отправилась с этими детьми Марса в голубую даль. Камазисты разбрелись по залу и поднимали стулья.

- Тань, - сказала я. - Кажется, пора уходить. Сейчас ребятишки придут в себя, осознают потерю и прицепятся к нам. А у нас даже презервативов нет, все эта Мессалина уволокла! Я к такому не готова.....

Таня кивнула - она тоже была не готова разделять плотские радости проигравших. Мы вообще-то туда поужинать зашли. А не стульями швыряться.

Ночевать Ленка, естественно, не пришла, но мы почему-то за нее не переживали. Мы описывали Таниному мужу побоище. Он заставлял нас чертить на листке бумаги, кто где находился и критиковал неправильную расстановку сил. Жалко, у него не было флажков, чтобы втыкать их в карту, и он просто водил пальцем, объясняя нам, что место в китайских ресторан нужно выбирать таким образом, чтобы за спиной была стена, и просматривался вход! 

Тогда в случае межнационального конфликта можно перевернуть стол и укрыться за ним. А вот по центру зала садятся только такие идиотки, как мы! Мы пытались объяснить, что место выбирали не мы, а наша сексуально озабоченная подруга! И ей как раз нужно было сесть в центре, чтобы стена за спиной не мешала ей окружить себя летящими на ее мед пчелами со всех сторон! И вообще, романтическая пара сидела как раз возле стены, а подбили именно их, а не нас. И нарисовали на стуле звездочку.

Тогда наш муж обрушился на романтическую пару. Китайские рестораны, в которых гуляют камазисты - сказал он нам, - совершенно не подходят для романтических свиданий! У них совершенно иной функционал! Мы там едим и отстаиваем часть своей страны. А не стихи читаем. Посмотрите на меня! Мы уважительно посмотрели - на правой части его лица выступал красивый лиловый синяк.

- Вы думаете, я там вчера стихи читал? — риторически спросил он.

 Конечно, мы так не думали. Мы им восхищались.

На следующий день, когда мы утром возвращались в гостиницу после тихого завтрака, нас обогнала телега, в которую был запряжен бык (или буйвол, или вол, черт его знает, в общем, коричневая животина с рогами). На телеге лежал ворох соломы, на которой стояла большая бочка. Управлял этим транспортным средством печальный пожилой китаец, в глазах которого застыла многовековая скорбь его работящего народа.

- О, - сказал муж Тани, - вот он и приехал. Ленка дождалась.

- Кто? - спросили мы. – Он к Ленке? Ты его знаешь? Что он везет?

- Деготь, - совершенно спокойно ответил наш муж. - Сейчас будет дверь нашей гостиницы мазать. А потом Ленку вываляют в перьях и пустят голой по центру города. Чтобы не блудила.

Однако фантазия у человека! Тогда, по хорошему, и танкистов надо мазать дегтем и обваливать в перьях. Равноправие все-таки....

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic