0_nata_ly

Category:

Давайте я расскажу вам, что будет с Михаилом Ефремовым!


Что-то очень много криков и всяких странных высказываний раздается относительно ДТП с участием всеми любимого Михаила Ефремова, который-таки доездился на большой черной машине в сумеречном душевном состоянии.

Благодаря ему проблемы теперь у всех - и у семьи погибшего Сергея Захарова, и у самого Ефремова, и у окружающих. Особенно жаль семью Сергея, они точно не виноваты ни в чем, как и он сам.

Чего только не написали за эти сутки, какие только версии не изложили!

Сначала Венедиктов достаточно спокойно, без эмоций, осветил эту трагическую новость и не назвал Ефремова злыми словами, хотя он их заслужил, если быть откровенным.

За это Венедиктову знатно прилетело от Соловьева, который в последнее время слов вообще не выбирает и ругается почем зря. Я как раз вчера слушала его передачу по радио, пока ездила в машине, и пару раз даже резко тормозила - так действовал на меня Владимир Рудольфович.

Причем я всегда любила его слушать, потому что мужик он неглупый, надо отдать ему должное и никого не боится - кому только от него не доставалось! Но нервы у него в последнее время ни к черту и оппонентам он вообще не дает говорить.

А больше всего меня раздражает, когда он пытается рассуждать о вещах, в которых ни бельмеса не смыслит - например, о юрисдикции и юриспруденции. То предложит привлечь обвиняемого за дачу ложных показаний, то начнет говорить об убийстве по неосторожности.

Потом Ксюша заныла о лицемерном обществе и начала посылать Ефремову какие-то лучи - то ли добро, то ли поддержка, то ли ультрафиолет, я не уловила. Мише сейчас нужны не лучи, а огуречный рассол, а то его даже допросить не смогли по горячим следам. У него была несвязная речь!

Ксюша в очередной раз ужаснулась, какие все-таки недалекие и лицемерные люди ее окружают - ведь на Мишу набросились только за его либеральные взгляды!

Кто-то из сочувствующих заговорил о том, что яркого и талантливого оппозиционера устранили злые люди потому, что он был против поправок и не хотел голосовать. Сам Лавров, небось, тормозные шланги пилил!

С другой стороны баррикад долго орали о продажном следствии, которое отпустило нехорошего человека на подписку о невыезде вместо того, чтобы сразу отправить в СИЗО. Я пыталась объяснить, что в момент избрания этой меры пресечения потерпевший был еще жив и, соответственно, статья была другая, но кто бы меня слушал?

Надо, очевидно, разъяснить некоторые основные моменты, увернувшись от лучей добра, которые вчера в меня метали жаждущие крови и справедливости. Такое впечатление, что люди не умеют читать и не могут открыть Уголовный кодекс.

В прошлом году (то ли в июне, то ли в июле, неохота проверять) в Уголовный кодекс внесли изменения и ужесточили наказание за езду в пьяном виде, если при этом погиб человек. Раньше наказание было до десяти лет, теперь - от пяти до двенадцати.

Данное обстоятельство сразу переводит преступление, которое совершил Ефремов, в категорию тяжких. Теперь по делам такого рода примирение с потерпевшими невозможно.

Раньше такое дело можно было прекратить - в народе это называется "откупиться", а у юристов - "прекратить дело за примирением сторон". Если человек ВПЕРВЫЕ совершил преступление небольшой или средней тяжести, то по заявлению потерпевшего дело могло быть прекращено.

"Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, не превышает десяти лет лишения свободы".

То есть признал бы Миша вину, раскаялся в содеянном, оплатил похороны и возместил моральный вред в зависимости от требований потерпевшей (а деньги у Миши есть), обязался бы содержать сыновей погибшего и его внучку с матерью, и при наличии заявления от потерпевшей о прекращении дела и отсутствии претензий вполне вероятно, что суд бы дело прекратил. У Миши бы даже судимости не было.

Такие истории встречались до прошлого года сплошь и рядом, потому что многим потерпевшим нужно не реальное отбывание срока, а денежный эквивалент. Человека все равно не вернешь, а жить нужно дальше. Поднимать детей, платить ипотеку и все такое.

Не берусь никого осуждать, но если по примирению сторон можно получить 2-3 миллиона рублей, причем сразу, то по приговору суда - тысяч пятьсот плюс глубокое моральное удовлетворение. И выплачивать эти 500 000 руб. осужденный будет всю оставшуюся жизнь по исполнительному листу.

Так было до июля прошлого года. Теперь - хрен на весь макияж.

Теперь все эти выплаты, помощь детям и моральный вред будут засчитываться только в качестве смягчающих вину обстоятельств. Сюда также можно отнести и наличие заболевания (ну неужели у Миши ничего не болит? Печень не рыхлая?), и несовершеннолетних дети, и престарелых родственников как его, так и жены, и благотворительную помощь, и деятельное раскаяние, и помощь следствию.....

Так вот, о Мише. Когда я вчера сказала, что его отправят на домашний арест, меня, как водится, назвали дурой, которая ничего не понимает. Сегодня его туда отправили - и правильно сделали, потому что преступление неосторожное (хоть как меня называйте, но именно так оно звучит в кодексе), и как правило, за них не арестовывают.

Что будет дальше? Дальше Миша, если он хочет отделаться относительно легко (я не беру нравственные и моральные составляющие, это ему надо в церковь), нужно признавать вину, каяться и обещать, что больше никогда-никогда.

Надо оплачивать погребение, поминки, устанавливать памятник и возмещать весь тот вред, который он причинил семье погибшего своими действиями.

Нужно как можно дольше сидеть на домашнем аресте и всеми возможными способами стараться, чтобы дело сначала не уходило в суд,а потом - чтобы суд длился максимально долго. Просто потому, что нахождение под домашним арестом засчитывается в срок отбывания наказания "день за день".

Года два-три в общей сложности это тянуть - делать нечего. Всяко приятнее сидеть дома, чем лежать на нарах или заниматься в колонии общественно-полезным трудом.

При таких обстоятельствах дадут Мише лет шесть, максимум - семь. Из них до УДО надо будет отбыть половину. В зависимости от того, сколько он просидит под домашним арестом, ему и останется находиться в колонии и выступать там в лагерной самодеятельности.

Дадут, например, семь лет, а приговор суд вынесет через три года. Останется Мише отсидеть полгода и можно проситься на УДО. Если не выпустят - хотя должны, он же известный, талантливый и любимый, то еще полгода придется посидеть. На второй раз точно выпустят.

Вот и все перспективы. А больше наших людей с их верой в человечество и справедливость меня восхищают, как писала одна дама, только семейные трусы с кармашками, которые шьет Ивановская швейная фабрика.

Ну как дети, ей-Богу!

Кто, кстати, следит за судом над профессором Соколовым? Ему должны дать лет восемь, если он не будет нести ахинею о самообороне. Иначе получит десять.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic